Ano-ds74.ru

Журнал ДС-74
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С кем остается ребенок при разводе

Чаще всего вопрос, где будет жить ребенок, возникает при рассмотрении требования о разводе в суде (подробнее см. в статье «Какие документы нужны при расторжении брака?»). Однако ничто не препятствует тому, чтобы заявить в суд требование об определении места жительства детей в любое другое время после прекращения брака родителей.

Такие споры относятся к компетенции только районных судов (п. 2 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса), так что в любом случае обращаться нужно в суд по местонахождению ответчика. Из этого правила есть исключение: с иском о расторжении брака, если при истце находится ребенок, можно обратиться по месту жительства истца.

Общеизвестна устойчивая судебная практика, когда после развода ребенок живет с матерью. Однако в последние годы наметилась тенденция к признанию равенства отцовских прав на воспитание ребенка с материнскими. Она проявляется не только в определении, с кем остается ребенок при разводе, но и в других аспектах.

Значимый пример — определение ВС РФ от 23.09.2014 по делу № 25-КГ14-3. ВС РФ указал, что независимо от места проживания законными представителями являются оба родителя. Они обладают равными правами на иск в защиту прав ребенка (по делу отец заявил ряд требований, в т. ч. о передаче ему ребенка для воспитания, иск был возвращен судом).

Рассмотрим вопрос детально.

Когда можно обращаться в суд

Решить спор об определении места жительства ребенка можно не только после развода, но и в период брака. Если супруги проживают раздельно, либо перестали вести совместное хозяйство, они не обязаны сразу расторгать брак. В этом случае придется выбирать, где и с кем будет проживать ребенок. Если подается иск на развод, требование об определении места жительства детей и расторжении брака можно указать в одном иске. В этом случае дело будет рассматривать районный суд.

Иск об определении места жительства может подать не только отец, но и мать ребенка. При этом суд в любом случае обязан оценить, с кем из родителей ребенку будет лучше, кто обеспечит ему достойные условия жизни. В моей практике было ряд случаев, когда по иску матери ребенка он в итоге был передан на воспитание отцу. Для этого нужно оформить возражения или встречное исковое заявление.

По сложившейся традиции, судебная практика отдает негласный приоритет женщине. Это связано с особенной биологической связью матери и ребенка, которая возникает сразу после беременности и родов. Поэтому если отец хочет при разводе оставить ребенка себе, ему нужно подтверждать:

  • что условия воспитания и развития ребенка будут ухудшены, если его оставят с мамой;
  • что у отца есть все необходимое для воспитания, обучения, игр и развития ребенка, в том числе постоянная жилплощадь, детские вещи и мебель, игрушки;
  • что мужчина никогда не отказывался содержать ребенка, добровольно выделяет средства на него, участвует в приобретении необходимых вещей.

Естественно, будут проверять взаимоотношения отца и ребенка, участие мужчины в жизни малыша или подростка. Для этого можно использовать документы с места учебы ребенка, из детского сада. Также в суд всегда можно привлечь свидетелей (родственников, общих друзей семьи, соседей).

Совет юриста. Если отец хочет оставить ребенка после развода себе, можно доказывать ненадлежащие условия проживания с матерью, аморальное или асоциальное поведение женщины, ее нежелание заниматься с ребенком. Нередко единственным основанием для подачи такого требования указывают факт супружеской измены. Если мать изменяет, это не имеет никакого отношения к ее родительским правам и обязанностям. Факт измены носит сугубо личный характер для супругов. Если не представить в суд никаких других доводов, шансов оставить ребенка отцу будет достаточно мало.

Ниже расскажу, по каким причинам суда оставляют ребенка с отцом, можно ли поделить детей между родителями, если их несколько.

○ Что дает соглашение о разделе детей?

В соответствии со ст. 66 СК РФ родители несовершеннолетнего, естественно с обоюдного согласия, вправе составить письменное соглашение, заверяемое у нотариуса, определяющее:

  • С кем и где будет проживать ребёнок.
  • Порядок общения и встреч родителя, проживающего отдельно от ребёнка.
  • Как образом будет организовано образование ребёнка.
  • Как образом будет организован досуг ребёнка.
  • Кто несёт материальные затраты на обеспечение ребёнка допобразованием, лечением и т.д..
  • Алиментные и иные материальные и имущественные обязательства каждого из родителей.
  • Иные вопросы, касающиеся содержания, воспитания и образования несовершеннолетнего.

Пример такого соглашения можно найти здесь.

Судебный процесс

Теперь остановимся подробнее на том, как отсудить ребенка у жены при разводе. Сразу стоит отметить, что подавать дополнительный иск нет необходимости: вопрос места проживания сына/дочери должен быть определен в рамках бракоразводного процесса, поэтому такое требование может быть вписано в изначальный иск, выражено в отзыве на иск или заявлено в ходе разбирательства. И в нем, как уже стало понятно из вышесказанного, шансы мужчины будут крайне невысоки. Особенно если доказательств аморального поведения матери или состояния ее здоровья, не соответствующего интересам общего отпрыска, нет.

В таком случае единственное, что может помочь отцу склонить судью на свою сторону, – это правильная стратегия поведения: демонстрация заинтересованности в самостоятельном воспитании несовершеннолетнего и активное обоснование того, что с папой ему «будет лучше».

По сути, ответ на вопрос, как оставить ребенка с отцом при разводе, судебная практика не дает: как правило, это лишь исключительные случаи, кроме тех, что связаны с болезнью или поведением матери.

Поэтому все, что остается – это приводить исключительные доказательства:

  • Заинтересованности отца в самостоятельном воспитании. Доказать ее может, например, характеристика из школы с указанием того, кто из родителей участвует в школьной жизни ребенка, кто приводит и забирает его из образовательного учреждения. Отлично, если такой же документ есть из спортивной секции, Дворца культуры, клуба танцев и так далее.
  • Соответствия жилищных условий интересам несовершеннолетнего. Подтвердить это могут документы о праве собственности на жилье, ЕЖД или иной документ по месту регистрации, а также акт обследования жилищных условий, составленный органами опеки. К сотрудничеству с последними необходимо подойти с особым вниманием, так как их заключение зачастую является решающим.
  • Материального благополучия. Его подтвердит справка о доходах, копия свидетельства о регистрации ИП, декларация о доходах, документы на имущество и так далее.
  • Соответствия образа жизни отца интересам несовершеннолетнего. Доказательством этого может служить совокупность факторов: характеристика с работы, справки из больницы, характеристика по месту жительства, свидетельства родственников и коллег, справки об отсутствии судимости.
Читать еще:  Выплаты по ОСАГО в 2022 году порядок размер и условия

При этом отцу придется являться на все судебные заседания по разводу и вести себя максимально деликатно, характеризуя себя как адекватного, сдержанного и терпимого гражданина. В его интересах также, чтоб бывшая жена вела себя иным образом.

В самом судебном заседании отцу необходимо выразить готовность нести все тяготы и трудности, которые связаны с воспитанием несовершеннолетнего. И лишь при соблюдении всех этих факторов у мужа появятся обозримые шансы на разрешение дела в его пользу.

Мать не трудоустроена. Как оставить ребенка? Помощь юриста

Если вы опасаетесь, что богатый муж с большими связями сможет отобрать у вас малыша, попросите защиту у юриста компании «Правосфера». Наш специалист сможет доказать в суде безосновательность требований отца ребенка. Профессионал соберет все документы, напишет встречный иск, если супруг выступает истцом, разработает стратегию, и станет защищать ваши интересы в суде.

Мы гарантируем вам законность всех предпринимаемых нашим юристом шагов. В любой экстренной ситуации звоните нам на горячую линию (сделать это можно круглосуточно), и мы дадим вам совет, что делать в данной ситуации. Вы сами можете убедиться в высоком профессионализме сотрудников агентства «Правосфера».

«Бери или плати»: ВС допустил односторонний отказ от такого договора

«Бери или плати»: ВС допустил односторонний отказ от такого договора

Общество «ОТЭКО-Портсервис» заключило соглашение со швейцарской Kaproben Handels AG. Российская фирма собиралась выполнить комплекс работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей.

Компания Kaproben обязалась своевременно предъявлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках принципа «Take or pay» («бери или плати») – и оплатить вознаграждение. Под термином «Take or pay» стороны договорились понимать гарантированное обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля. Швейцарская компания также обязалась оплачивать стоимость перевалки непоставленного объема угля по ставке перевалки. Kaproben освобождалась от оплаты только в том случае, если груз не будет поставлен не по ее вине.

Но в 2019 году Kaproben написала своему российскому контрагенту, что выходит из договора в одностороннем порядке. «ОТЭКО-Портсервис» посчитала, что швейцарцы не могут так поступить, и обратилась в АСГМ с иском о признании одностороннего отказа от сделки незаконным (дело № А40-328885/2019).

Суды разошлись во мнениях

Первая инстанция поддержала российскую компанию. Суд квалифицировал договор между сторонами как смешанный и решил, что ни ГК, ни условия самого соглашения не допускают его одностороннего расторжения.

Апелляционный и окружной суды решили, что стороны заключили между собой договор возмездного оказания услуг. Поэтому ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным ему п. 1 ст. 782 ГК.

Суды также напомнили, что российское законодательство не регулирует договорную модель «бери или плати» и правовые последствия её применения. А условие договора о применении этого принципа не ограничивает заказчика в его праве отказаться от исполнения договора.

ВС поддержал кассацию

«ОТЭКО-Портсервис» обратилась в Верховный суд. По мнению российского общества, суды позволили заказчику произвольно выйти из договора, проигнорировав договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора. Тем самым швейцарская компания незаконно освободилась от своего обязательства по обеспечению заказами общества «ОТЭКО-Портсервис». Действия Kaproben, по мнению заявителя, являются злоупотреблением правом, так как совершены в обход закона и исключительно с намерением причинения вреда обществу «ОТЭКО-Портсервис».

16 августа Экономколлегия проверила доводы жалобы, но решила оставить ее без удовлетворения. Таким образом, односторонний отказ швейцарской компании от договора признан законным.

Договоры, заключенные по принципу «бери или плати», не слишком распространены в России, отмечают опрошенные «Право.ru» эксперты. Во многом это связано с тем, что он не прописан в российских законах. Тем не менее стороны могут построить соглашение на основе этого принципа – право на это дает им принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 Гражданского кодекса. «Судебно-арбитражная практика указывает на допустимость применения в договоре такого условия, поскольку штраф (неустойка) может быть установлен за любое согласованное сторонами нарушение обязательства, в том числе выраженное в неиспользовании установленного сторонами минимального объема услуг», – объясняет адвокат практики разрешения споров ART DE LEX Богдан Немой.

Этот спор – важный сигнал законодателю о том, что у крупного бизнеса есть серьезный и давно назревший запрос на введение в российское законодательство модели «бери или плати» и ее урегулирование, считает советник DLA Piper Алина Кудрявцева, которая представляла интересы компании Kaproben в Верховном суде.

«Приняв такое решение, Верховный суд признал недопустимость навязывания заказчику услуги, к которой он утратил интерес и которая стала для него экономически нецелесообразной», – считает представитель Kaproben.

Основываясь на тех вопросах, которые обсуждались в судебном заседании, Кудрявцева полагает, что выводы суда будут в русле позиции, выраженной в п. 4 Пленума ВАС №16 «О свободе договора и ее пределах». Эта позиция заключается в том, что у заказчика есть принципиальное и неотъемлемое право отказаться от договора услуг на основании ст. 782 ГК. А возможные последствия такого отказа стороны могут урегулировать, только включив соответствующие самостоятельные условия в договор. «С большей долей вероятности в полный текст определения будут перенесены доводы о том, что норма о возможности одностороннего отказа от договора оказания услуг является императивной, и стороны не могут исключить ее договором», – похожего решения ожидает и Анна Васильева, юрист корпоративной и арбитражной практики АБ Качкин и Партнеры .

Определение ВС может иметь важное значение для практики, считает Немой – если в нем будет отражен анализ правовой природы договорной конструкции «бери или плати», в том числе влияние подобного условия на возможность одностороннего отказа от договора.

Читать еще:  Есть жалоба на МФЦ

Васильева при этом предупреждает о возможном «негативном воздействии» позиции ВС, если судьи поддержат вывод о том, что обсуждаемый принцип предусматривает обязанность одной стороны принять и оплатить услугу в установленном минимальном объеме, а при нарушении пределов исполнения другая сторона вправе требовать выплаты неустойки. «Суды могут взять это на вооружение и квалифицировать условия «take or pay» как предусматривающие выплату штрафных санкций при неистребовании исполнения в любом случае – и, соответственно, возможность их снижения в судебном порядке», – объясняет эксперт.

ВС: Порядок общения ребенка с проживающим отдельно родителем должен быть мотивирован

29 января Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 18-КГ18-223 об определении места жительства ребенка и порядка его общения с родителем, проживающим отдельно, а также о взыскании алиментов.

Как суды искали компромисс

Олеся Новожилова и Максим Веретельников проживали одной семьей без регистрации брака, воспитывали их общего малолетнего сына. До июня 2017 г. ребенок проживал с матерью, а когда отношения родителей прекратились, отец забрал его к себе.

В связи с этим женщина обратилась в суд с иском об определении места жительства ребенка, взыскании с ответчика алиментов на его содержание, а также установлении порядка общения ребенка с отцом – 5 часов по четным числам месяца, по месту проживания матери с правом посещения общественных мест в ее присутствии до достижения ребенком трех лет, а после – без нее. При этом Олеся Новожилова добавила, что ответчик удерживает ребенка у себя и препятствует ей общаться с сыном.

В свою очередь Максим Веретельников подал встречный иск, в котором просил суд оставить ребенка с ним, а в противном случае – определить порядок общения ребенка с ним иным образом. Так, он предложил установить, что отец вправе проводить с сыном по своему выбору любые 4 дня в неделю по 12 часов с правом посещения им места жительства отца, а также общественных мест в отсутствие матери. Также отец требовал, чтобы ребенок по достижении двухлетнего возраста дважды в неделю ночевал у него, а также находился у него в периоды нахождения матери в лечебных учреждениях и иных случаях ее отсутствия. Периоды общения с ребенком в праздничные дни истец предлагал разделить между родителями поровну, с ежегодной ротацией, а также добавил право ежегодно проводить с сыном один летний месяц по своему выбору для его отдыха и оздоровления.

Представитель органа опеки и попечительства в судебном заседании поддержал требования истицы.

Суд частично удовлетворил оба иска: определил проживание ребенка с матерью, которая находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста, и взыскал с отца ежемесячные алименты на содержание сына, а порядок общения с отцом определил в соответствии с предложенным им графиком как отвечающий интересам обоих родителей и ребенка.

Олеся Новожилова была также предупреждена о том, что нарушение установленного судом порядка общения ребенка с отцом влечет административную ответственность, а в случае злостного невыполнения решения ребенок может быть передан отцу. Данное решение устояло в апелляции.

Позиция высшей судебной инстанции

Не согласившись с решениями судов в части порядка общения отца с ребенком, истица подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, который пришел к выводу, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В частности, Суд указал, что в нарушение ч. 4 ст. 76 ГПК РФ в процессуальных документах не были приведены выводы суда относительно предложенного заявительницей порядка общения ребенка с отцом, а также мотивы, которыми руководствовался суд, отдавая предпочтение графику, предложенному Веретельниковым.

«Такие юридически значимые обстоятельства, как режим дня малолетнего ребенка, удаленность места жительства отца от места жительства ребенка, режим работы ответчика, его возможность оставаться с малолетним ребенком на указанное время, а также круг близких родственников ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций установлены не были», – сообщается в определении. ВС добавил, что при определении порядка общения ребенка с отцом мнение органов опеки и попечительства первой инстанцией не выяснялось.

Кроме того, отметил Суд, апелляция проигнорировала заключение отдела по вопросам семьи и детства районной администрации, в котором указывалось, что график Веретельникова, по сути, является графиком проживания ребенка и недопустимым форматом опеки, поскольку ведет к формированию амбивалентного восприятия ребенком реальности, двойным стандартам и формированию навыков манипулирования родителями, а также лишает ребенка чувства «настоящего дома». Таким образом, ребенок вынужден жить на два дома и приспосабливаться к двум разным бытовым укладам и разным требованиям, что создает для него неврозогенную ситуацию.

В определении подчеркнуто, что при таких обстоятельствах вывод суда о том, что порядок общения отца с малолетним ребенком отвечает интересам последнего, нельзя признать правильным, в связи с чем принятые ранее процессуальные решения в указанной части подлежат отмене, а дело – пересмотру.

Мнения экспертов «АГ»

Комментируя «АГ» определение ВС, директор КА «Презумпция», адвокат Филипп Шишов отметил, что в нем закреплены очень интересные критерии, которые должны были учитываться судами по спорам о месте проживания и воспитании родителями совместного малолетнего ребенка. При этом он обратил внимание и на конкретизацию критериев, по которым отец и мать, равноправные согласно Семейному кодексу РФ, осуществляют родительские права в отношении общего ребенка. «Мать, по мнению Верховного Суда, в этом случае имеет явное преимущество, – добавил адвокат. – Конечно, это прямо не указано в определении, однако дает некий “месседж”, четкий сигнал нижестоящим судам».

Филипп Шишов добавил, что в России нет прецедентной системы права, как в Англии или США, однако не следует забывать о заложенном в гражданское процессуальное законодательство принципе единообразия судебной правоприменительной практики ВС, согласно которому решения высшей судебной инстанции по конкретным делам не могут различаться при аналогичных юридически значимых обстоятельствах (п. 3 ст. 391.9 ГПК).

Читать еще:  Cтраховые случаи и исключения по ипотечному страхованию

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина поддержала позицию ВС. «Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует, что в большинстве случаев выводы суда являются общими и абстрактными», – пояснила она. При этом эксперт добавила, что форма выражения предписаний ВС по конкретным делам имеет казуальный характер, поэтому такие решения следует отнести к судебному прецеденту: «Решения ВС по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, предопределяя, таким образом, направление всей судебной практики».

По мнению Светланы Старостиной, определение положительно повлияет на правоприменительную практику в части объективного исследования всех доказательств по делу, представленных сторонами судопроизводства. «Как правильно отмечено в определении, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, а должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК), – подчеркнула она. – В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства».

Адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Татьяна Третьяк также положительно оценила позицию ВС как направленную, в первую очередь, на соблюдение прав и законных интересов малолетнего ребенка. «Суд справедливо отметил, что нижестоящими инстанциями было проигнорировано важное замечание органа опеки о том, что предложенный отцом график общения ребенка не просто изменяет его место жительства, а является недопустимым форматом опеки», – пояснила она.

По мнению эксперта, установленный судом график, по сути, не решил, а усугубил конфликт интересов родителей, поскольку мать, таким образом, оставалась в неведении, когда отцу захочется забрать ребенка, будет ли это удобно как ей, так и ребенку, и что в таком случае делать приставу-исполнителю, если отец заявит о создании ему препятствий в исполнении судебного акта. «Выбор отцом дней общения и периодов совместного проживания опять же ограничивается его усмотрением, и нет ни слова об интересах ребенка», – добавила адвокат.

График, предложенный матерью, Татьяна Третьяк считает адекватным и справедливым, с учетом возраста ребенка, распорядка дня и т.п. По ее мнению, он не ограничивает отца в месте проведения времени с ребенком, а по достижении сыном трехлетнего возраста отец может спокойно видеться с ним в отсутствие матери. «При повторном рассмотрении дела целесообразно разъяснить родителям, что график, который будет устанавливаться вновь, не является безусловным и может быть изменен по соглашению сторон или в судебном порядке в силу каких-либо обстоятельств, создающих неудобства ребенку и родителям, – пояснила эксперт. – Ребенок растет, у него формируется собственное мнение, меняется досуг и, как следствие, – потребность в частоте общения с тем или иным родителем, что так или иначе приводит к отступлению от графика».

Что касается дней рождения ребенка, родителей, их близких родственников, иных семейных праздников (об этом говорится в графике, предложенном отцом), Татьяна Третьяк добавила, что, как показывает практика, эти вопросы актуальны в случае, когда родители не смогли наладить диалог между собой и принципиально не уступают в таких вопросах при исполнении судебного акта. «Неопределенность в данном вопросе приводит к повторным судебным спорам и изменению графика, поэтому при ведении такой категории дел я всегда детально прописываю порядок общения с ребенком таким образом, чтобы это устраивало обе стороны», – отметила адвокат. Она также рекомендовала, определяя порядок общения с ребенком, предусмотреть случаи, когда тот не желает или по объективным причинам не может в определенный день видеться с отдельно проживающим родителем, чтобы не подвергать ребенка насильственному общению, стрессу и отрыву, например, от учебы или лечения.

По мнению адвоката, определение ВС указывает правоприменителям на недопустимость при разрешении спора о порядке общения с ребенком абстрактно мотивировать свои решения и идти на поводу у родителей, которые не могут четко определиться со временем встреч, выставляя удобный исключительно для себя график по типу «когда хочу, тогда общаюсь», а также игнорировать возраст малыша и влияние длительной смены жилищно-бытовых условий на его развитие.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Марина Пронина обратила внимание, что все обстоятельства гражданского дела, по которому принято решение ВС, неизвестны. «На мой взгляд, решение первой инстанции и апелляционное определение отменены Верховным Судом по формальным обстоятельствам, – пояснила она. – Безусловно, если исходить из содержания определения, судебными органами были допущены нарушения процессуального законодательства. Однако в данном случае хочется не согласиться даже не с судебными актами, а с позицией органа опеки».

По мнению эксперта, вывод о том, что установленный ребенку и отцу порядок общения является «недопустимым форматом опеки», не выдерживает критики. «Непонятно, кто и как определяет количество времени, которое ребенок должен проводить с родителем, проживающим отдельно, чтобы это не создало у ребенка двойственного восприятия реальности. Или все же формирование у ребенка правильного восприятия реальности зависит не от количества, а от качества общения с родителями?» – задается вопросами адвокат.

Если суд при вынесении решений о порядке общения с ребенком станет исходить из позиции, что общение ребенка с родителем необходимо «дозировать», дабы не создать у ребенка двойственного восприятия реальности, считает Марина Пронина, это может привести к нарушению права родителя, проживающего отдельно, на общение с ребенком, что недопустимо, поскольку мама и папа равноправны.

Добровольное соглашение.

Встречаются случаи, когда между супругами достигнуто соглашение, и они определились, что ребенок будет проживать с отцом.

В данном ситуации родителям необходимо обратиться к нотариусу с тем, чтобы нотариально удостоверить такое соглашение, которое в последующем представляется на обозрение судьи.

Однако не стоит забывать, что наличие заключенного соглашения не гарантирует, что суд в интересах ребенка не примет решение иным образом.

отцовкий капитал за третьего ребёнка

Как после развода оставить ребёнка с отцом в 2021 году.

похищение ребенка отцом

сколько стоит генетическая экспертиза

ограничить родительские права

Как можно восстановить родительские права.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector