Ano-ds74.ru

Журнал ДС-74
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как избежать субсидиарной ответственности

Как избежать субсидиарной ответственности

Как избежать субсидиарной ответственности

«Нет фирмы — нет долга»: еще совсем недавно можно было легко избавиться от груза материальной ответственности. Просто не представлять налоговую отчетность в течение года и дождаться исключения фирмы из ЕГРЮЛ, – часто без ведома кредиторов, налоговой проверки и полноценной процедуры ликвидации, либо пройти через банкротство и считать долги «списанными». Теперь все иначе.

Кардинальный переворот в правилах и порядке субсидиарного наказания представителей должника инициирован новым законом №266-ФЗ от 29 июля 2017 года (далее по тексту – ФЗ-266), которым внесены поправки в закон о банкротстве № 127-ФЗ.

Нововведения окончательно развязали руки ФНС и прочим кредиторам:

ЗАПЛАТИТЬ ЛИЧНЫМ ИМУЩЕСТВОМ ПО ДОЛГАМ ФИРМЫ РИСКУЕТ ЛЮБОЕ ЛИЦО, СВЯЗАННОЕ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ. ЛИКВИДАЦИЯ – НЕ СПАСЕТ, А ДОКАЗЫВАТЬ НЕВИНОВНОСТЬ ПРИДЕТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО.

*Изменения действуют с первого сентября 2017 года, а к субсидиарной ответственности по новым правилам привлекают по обращениям, поступившим с первого июля 2017 года.

Читайте до конца, и вы узнаете:

  • Кого, за что и в какой срок могут привлечь к субсидиарной ответственности по ФЗ-266
  • Почему ликвидация фирмы из ЕГРЮЛ больше не спасает руководство и бенефициаров
  • Что можно сделать прямо сейчас, чтобы нивелировать риски
  • Как защитить свои материальные интересы и репутацию, если заявление на вас – уже в суде

Есть проблема, но некогда читать? Получите прямо сейчас экстренную помощь эксперта: позвоните по тел. +7(495)660‑35-32 или закажите бесплатный звонок, нажав чуть выше на окно-кнопку «заказать звонок».

За какие действия бухгалтера могут привлечь к субсидиарной ответственности

Бухгалтер подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случаях (ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ):

  • доведения организации до объективного банкротства или совершения действий (бездействия), существенно ухудшивших финансовое положение банкрота или сделавших невозможными реабилитационные мероприятия, направленные на восстановление его платежеспособности;
  • совершения действий (бездействия) по сокрытию имущества, искажению/уничтожению документации, а также иных действий, препятствующих проведению банкротства и погашению требований кредиторов;
  • отражение в бухгалтерской документации и отчетности недостоверных сведений, мешающих обнаружению имущества должника и формированию конкурсной массы.

shutterstock_683928331.jpg

И если бухгалтер не наделен управленческими и распорядительными функциями, то основаниями для привлечения его к субсидиарной ответственности могут послужить исключительно махинации с бухгалтерской документацией.

В качестве таких действий, повлиявших на невозможность удовлетворения требований кредиторов, можно назвать следующие:

  • непередача арбитражному управляющему документов бухучета и финансовой отчетности для проведения процедур банкротства;
  • отражение в бухгалтерской документации операций, не подтвержденных первичными документами;
  • искажение показателей бухучета и отчетности;
  • утрата или уничтожение документов бухгалтерского учета и отчетности;
  • неотражение в документации сведений об объектах, формирующих конкурсную массу, за счет которой удовлетворяются требования кредиторов;
  • непроведение инвентаризации имущества основного должника (компании);
  • непредставление обязательной отчетности в контролирующие органы.

Но просто так привлечь к субсидиарной ответственности бухгалтера, не совершавшего никаких нарушений, нельзя.

Привлечение к субсидиарной ответственности директора из-за не предоставления документов.

Согласно с п. 2 ч. 2 ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица в том числе, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат должную информацию, либо информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» презюмируется, что руководитель организации является контролирующим должника лицом.

Как указано в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» при разрешении споров о привлечении к субсидиарной ответственности презумпции, связанные с не передачей, сокрытием, утратой или искажением документации (подпункты 2 и 4 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве), необходимо учитывать следующее.

Заявитель должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие в документации искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названные презумпции, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в не передаче, ненадлежащем хранении документации, в частности, подтвердив, что им приняты все необходимые меры для исполнения обязанностей по ведению, хранению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась.

Под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается в том числе невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:

невозможность определения основных активов должника и их идентификации;

невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы;

невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

Руководитель может быть привлечен к субсидиарной ответственности и в случае, если необходимая документация (информация) передана им арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Сама по себе непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины. Добросовестный и разумный руководитель обязан совершить действия по истребованию документации у предыдущего руководителя (применительно к статье 308.3 ГК РФ) либо по восстановлению документации иным образом (в частности, путем направления запросов о получении дубликатов документов в компетентные органы, взаимодействия с контрагентами для восстановления первичной документации и т.д.).

В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства (пункт 8 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

Согласно подпунктам 2 и 4 пункта 2, пунктам 4 и 6 статьи 61.11 Закона о банкротстве, если лица, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), также признаны контролирующими, то предполагается, что их совместные с руководителем должника действия стали необходимой причиной объективного банкротства при доказанности существенно затруднивших проведение процедур банкротства фактов непередачи, сокрытия, утраты или искажения документации.

Читать еще:  Как сдать квартиру правильно по закону и платить налог

По смыслу подпунктов 2 и 4 пункта 2, пунктов 4 и 6 статьи 61.11 Закона о банкротстве лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Списание субсидиарной ответственности в ходе банкротства

Нормами Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» определены категории обязательств, которые, независимо от действий сторон и результатов процесса банкротства, не списываются.

К перечню «неприкасаемых» и обязательных долгов относятся:

  • текущие платежи – обязательства, возникшие после начала процесса банкротства;
  • задолженности перед лицами, работавшими на должника по трудовому договору;
  • обязательства, касающиеся должника (алименты, выплата заработной платы, возмещение ущерба жизни или здоровью и т. д.);
  • компенсация за умышленный ущерб имуществу;
  • обязательства, возникшие вследствие признания судом соглашений ничтожными;
  • задолженность, вызванная субсидиарной ответственностью и т. д.

Субсидиарная ответственность является пожизненной и законом не предусмотрено норм, позволяющих списать это обязательство.

Кроме того, апелляционный суд, проанализировав нормы законодательства РФ, пришел к выводу, что задолженность физического лица, возникшая вследствие привлечения к субсидиарной ответственности, является денежным обязательством. Следовательно, физическое лицо имеет право подать заявление о признании его банкротом.

Несмотря на противоположное мнение суда низшей инстанции, суд апелляционной инстанции мотивировал свое решение тем, что субсидиарная ответственность аналогична компенсации за нанесенный вред. А возмещение ущерба является денежным обязательством.

Кредиторы могут возбудить дело о банкротстве физического лица, если:

  • сумма задолженности превышает 500 000 рублей;
  • должник не в состоянии погасить задолженность в течение 3-х месяцев.

При объявлении физического лица банкротом, последнему придется компенсировать убытки кредиторов и кроме того, выплатить задолженность по субсидиарному обязательству, так как оно не списывается даже после удовлетворения всех требований кредиторов.

Наш комментарий:

Анна Шумская, INTELLECT, специально для издания «Континент Сибирь»:

Шумская Анна Сергеевна

Шумская Анна Сергеевна
Не работает

Партнер юридической фирмы INTELLECT Анна Шумская отмечает, что, по данным арбитражного суда НСО, в 2018 году максимальный размер взысканной субсидиарной задолженности в регионе составил 338,24 млн рублей (дело №А45-13189/2014). В I квартале 2019 года — пока только 245,84 тыс. рублей (дело №А45-16957/2016), но намеченная тенденция позволяет сделать вывод, что эта цифра будет увеличена.

«Таким образом, динамика приведенных сумм дает основания полагать, что инструмент, призванный быть исключительным способом восстановления нарушенных прав кредиторов, превратился в слепой маховик, который сметает все на своем пути, поскольку даже у добросовестно ведущего бизнес предпринимателя фактически отсутствует возможность выйти оправданным из этой неравной схватки, — поясняет Анна Шумская. — Субсидиарная ответственность — это самый непропорциональный ответ прежде существовавшему принципу ограниченной ответственности капитала».

За что предпринимателей привлекают к субсидиарной ответственности сегодня?

Самый распространенный случай привлечения к субсидиарной ответственности — это налоговая недоимка, сегодня бизнесу нужно обращать пристальное внимание на состояние налоговых платежей. «У налогового органа есть серьезный инструмент для взыскания недоимок: ранее суды не признавали возможность взыскания ущерба с контролирующего организацию физического лица в рамках уголовного преступления, теперь ответственным за возмещение ущерба в виде неуплаченных организацией налогов может быть признано физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности за данное правонарушение», — сказала Наталья Мошарова.

Еще одним распространенным основанием для привлечения к ответственности является уклонение от передачи арбитражному управляющему документов. «Более того, даже хищение документов, их утрата в результате пожара, потопа и других аналогичных обстоятельств не освобождают от ответственности, — пояснила Елизавета Разина. — Так, в банкротном деле с участием ООО «Авиафлот-М» (№А41-83138/2016) за непредоставление бухгалтерских документов, перечня счетов компании, списка дебиторов и кредиторов генерального директора привлекли к ответственности на 148,5 млн рублей».

Если директор знал о долгах, но не предпринимал попыток вывести компанию из кризиса и не инициировал банкротство, то велики шансы ответить по долгам компании сполна, сообщает Елизавета Разина (примером этого является дело №А40-74990/2016, где разрешается вопрос о привлечении на сумму 1,94 млрд рублей).

Также стоит помнить, что субсидиарная ответственность угрожает в первую очередь руководителям компаний, а во вторую — участникам и другим контролирующим компанию лицам (бухгалтерам, кредиторам, родственникам и пр.). «В пример можно привести дело «Дальней степи» (дело №А22-941/2006), где суд не только снял корпоративную вуаль и привлек банк, участвующий в выводе активов должника, к ответственности на 1,4 млрд рублей, но и разрешил спорные вопросы сроков давности привлечения к ответственности», — пояснила Елизавета Разина.

Она отметила, что размер долговой нагрузки может исчисляться миллионами и миллиардами рублей, даже несмотря на то, что к ответственности привлекаются физические лица. Например, одним из рекордных по сумме является взыскание 282,2 млрд рублей убытков с бывших собственников и топ-менеджеров Промсвязьбанка (дело №А41-83138/2016).

Что нужно знать, чтобы избежать субсидиарной ответственности?

Современную систему презумпций можно считать весьма изворотливой, она вынуждает компании повышать уровень своей юридической грамотности, чтобы минимизировать возможные риски или избежать ответственности.

По опыту Юлии Макаренко, для начала необходимо регулярно проводить «ревизию» своего бизнеса и его деятельности через призму закона о банкротстве: «Всегда нужно проверять, не допущены ли вами ситуации, когда к вам могут быть применены установленные законом основные «презумпции», — считает она.

Какие именно факторы могут рассматриваться в качестве этих презумпций? Во-первых, совершение контролирующим должника лицом (в его пользу / с его одобрения / по указанию) сделки, причинившей существенный вред кредиторам. Во-вторых, наличие в реестре задолженности по налогам на сумму более 50% от общего числа требований кредиторов. В-третьих, непередача, искажение бухгалтерских и корпоративных документов, недостоверные сведения в ЕГРЮЛ/ЕФРС. Наконец, неподача или несвоевременная подача заявления на банкротство может привести к ответственности.

Читать еще:  Как оформить пожилого человека в государственный дом престарелых

«Несмотря на строгость законов, снизить риск возникновения описанных ситуаций и привлечения к ответственности можно. Для этого предприниматели должны соблюдать действующее законодательство, обеспечивать правильную структуру органов управления, верный порядок принятия решений и одобрения сделок компании, правильное ведение бухгалтерского учета и сдачу отчетности компаний, а также своевременно уплачивать налоги», — отмечает Наталья Мошарова. Юлия Макаренко рекомендует по всем значительным сделкам (не только крупным) готовить документацию, обосновывающую ее экономическую выгоду для предприятия (отчет независимого оценщика, бизнес-план и т. д.).

Своим опытом по применению комплексного подхода к работе с рисками по субсидиарной ответственности поделилась и Елизавета Разина: «Заранее подготовленный план мероприятий по преодолению финансовых трудностей, проведение собраний участников, объяснение суду и управляющему экономики и бизнес-процессов компании, максимальная вовлеченность в процесс передачи документов — все это может помочь опровергнуть презумпцию вины директора, — перечислила Елизавета Разина. — Если же руководитель принимал меры для улучшения состояния компании и не пытался изменить местонахождение компании либо сменить директора, участника, то его могут посчитать разумным и осмотрительным, отказав в привлечении к ответственности».

Эксперты призывают бизнес-сообщество помнить: превентивные меры в вопросах субсидиарной ответственности зачастую гораздо эффективнее мер императивных.

Как применяется на практике

В качестве примера рассмотрим дело № А40-41171/2016, в котором арбитражный управляющий подал заявление о привлечении к ответственности генерального директора и главного бухгалтера компании-должника. Основанием стала непередача документов бухгалтерского учета управляющему, а также несдача отчетности за период, превышающий 12 месяцев.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили заявление управляющего и привлекли директора и главного бухгалтера к солидарной ответственности в размере свыше 4,2 млрд руб.

Что удивительно, так это то, что среди громоздких судебных актов всех трех инстанций доводы относительно вины бухгалтера были изложены максимально обобщенно и не содержали в себе никакой конкретики. Суды обошлись указанием на следующее:

  • обязанность по ведению бухучета лежит именно на бухгалтере; бухгалтер должен был сдавать отчетность, но он не сделал этого;
  • закон о банкротстве предусматривает возможность привлечения главного бухгалтера к ответственности;
  • закон о банкротстве содержит презумпцию вины за непередачу документов. Опровергать ее и доказывать свою добросовестность — обязанность ответчика, а не заявителя. Ответчик свою вину не опроверг.

В другом деле № А40-33003/17 за искажение бухгалтерского учета и отчетности, а также непроведение ежегодной инвентаризации перед формированием годовой отчетности суд привлек к ответственности бухгалтерскую аутсорсинговую компанию, которая вела бухгалтерский учет должника.

Аутсорсинговой компании пришлось ответить за:

  • искажение показателей бухгалтерского учета, которое не было своевременно выявлено и не были приняты соответствующие меры, что привело к формированию недостоверной бухгалтерской (финансовой) отчетности;
  • недостаточную степень защиты системы бухгалтерского учета от возникновения ошибок;
  • неэффективность системы бухгалтерского учета — большинство операций вводились вручную;
  • несвоевременное принятие к учету нематериального актива;
  • непроведение инвентаризации перед составлением отчетности;
  • отсутствие документов по поступлению материалов и товаров на склад предприятия.

Суд сделал вывод, что система бухгалтерского учета не имела достаточной степени защиты от возникновения ошибок, а бухгалтерская (финансовая) отчетность компании недостоверно отражала финансовое положение и результаты финансово-хозяйственной деятельности.

А вот в деле № А40-148884/2015 управляющий компании ОАО «Газстрой» также обратился с заявлением о привлечении к ответственности генерального директора и главного бухгалтера должника по аналогичному основанию. Однако решения судов были прямо противоположенными. Суды трех инстанций отказали в привлечении бухгалтера к ответственности. Они мотивировали это следующим:

  • управляющий заявил довод, что первичная бухгалтерская документация находится у бухгалтера, который отказывается ее передать, но доказать факт наличия у бухгалтера документов не смог;
  • главный бухгалтер, в свою очередь, сумел доказать, что документов у него не было и он не уклоняется от передачи всей необходимой документации управляющему, а попросту не имеет такой возможности.

Итак, практика по вопросу привлечения бухгалтера к субсидиарной ответственности неоднозначна: в одних делах суды привлекают бухгалтеров, не обосновывая это фактически ничем, а в других отказывают в привлечении, мотивируя это недостаточностью доказательств.

Следует отметить, что для ответчика крайне важно участвовать в судебных спорах: возражать, опровергать доводы заявителя и доказывать отсутствие оснований для привлечения его к ответственности. Только грамотная позиция защиты позволит избежать ответственности.

Когда главбуха могут привлечь к субсидиарной ответственности

При банкротстве компании

Недобросовестные собственники и руководители иногда сначала выводят активы, а потом банкротят компанию. В итоге кредиторы теряют свои деньги.

Чтобы защитить права кредиторов, законодательство о банкротстве содержит подробный механизм применения субсидиарной ответственности (глава III.2 закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ).

При банкротстве к субсидиарной ответственности могут привлечь контролирующих должника лица (КДЛ). Это те физические и юридические лица, которые в течение трёх лет накануне банкротства могли оказывать определяющее влияние на действия должника. В списке таких лиц есть и главный бухгалтер (пп. 3 п. 2 ст. 61.10 закона № 127-ФЗ).

Кредиторы могут подать иск о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности не только во время процедуры банкротства, но и в течение трёх лет после ее завершения. С момента самого нарушения при этом должно пройти не более 10 лет (ст. 61.14 закона № 127-ФЗ).

Одна из причин, по которой КДЛ могут быть привлечены к субсидиарной ответственности — это отсутствие бухгалтерских документов или искажение информации в них (пп. 2 п. 2 ст. 61.11 закона № 127-ФЗ).

Хотя формально за ведение бухучёта в организации отвечает руководитель, но на практике именно главбух обычно контролирует ведение бухгалтерской документации и организует её хранение.

По мнению Верховного суда действия иных (кроме директора) лиц, в частности — главбуха, могут быть признаны причиной банкротства, если доказано, что эти действия привели к утрате или искажению бухгалтерских документов (п. 24 постановления).

Дело Цыбина В.А.

Это известное дело главбуха строительной компании. Оно выделяется суммой иска: суд постановил взыскать с директора и главбуха солидарно 97 млн руб. налоговой задолженности организации. Солидарное взыскание означает, что кредитор имеет право получить деньги с любого из должников по своему выбору, или с обоих в любой пропорции (ст. 323 ГК РФ).

Иск налоговиков поддержали все судебные инстанции, вплоть до Верховного Суда РФ (определение ВС РФ от 27.11.2019 № 305-ЭС19-21244).

Читать еще:  Езда на квадроцикле без прав и регистрации

Судьи указали на то, что Цыбин В.А. включал заведомо недостоверные данные в бухгалтерские и налоговые регистры, а затем формировал на основе искажённых данных налоговые декларации. Суд решил, что главбух действовал согласованно с директором с целью причинения ущерба бюджету РФ.

Дело ООО «САНСАР»

К субсидиарной ответственности могут привлечь не только штатного бухгалтера, но и аутсорсинговую компанию, если она отвечала за ведение бухучёта должника.

Например, суд постановил взыскать 10,9 млн рублей задолженности организации солидарно с руководителя ООО «САНСАР», его заместителя и бухгалтерской компании, которая вела учёт общества.

Суд отметил, что в организации бухучёта компании были выявлены существенные нарушения. Например, на предприятии не был организован должным образом контроль за наличными деньгами и не проводились обязательные инвентаризации перед составлением годовой отчётности. Поэтому достоверность бухгалтерских данных, с точки зрения суда, вызывает сомнение.

Дело Ахмадеевой Г.Г.

Главбух может доказать свою невиновность в суде и отбиться от претензий кредиторов, но сделать это иногда бывает весьма непросто.

Пример — еще одно резонансное дело о взыскании налоговых долгов транспортной компании с бухгалтера Ахмадеевой Г.Г., которая вела бухучёт по договору ГПХ. Налоговики при проверке в 2014 году доначислили предприятию более 4 млн руб. налогов. По мнению инспекторов, компания незаконно применяла ЕНВД, искусственно сократив число автомобилей, чтобы вписаться в критерии для этого спецрежима.

Организация не смогла рассчитаться с долгами, возникшими после проверки, и в 2017 году начала процедуру банкротства. Налоговики потребовали солидарно взыскать с бывшего директора и бухгалтера сумму задолженности компании перед бюджетом, которая с учетом штрафов и пени достигла 5,7 млн руб.

Сначала все судебные инстанции поддержали налоговиков, и в итоге дело дошло до Конституционного Суда РФ (постановление от 08.12.2017 № 39-П). КС РФ отметил, что в общем случае нельзя взыскивать с физических лиц недоимку организации по налогам до того момента, пока компания не будет ликвидирована или не будут исчерпаны все предусмотренные законом возможности для взыскания с нее долга.

Кроме того, судьи КС РФ указали, что в каждом конкретном случае нужно учитывать степень вины физического лица, в частности — факты его незаконного обогащения в результате уклонения компании от налогов. Подобных фактов в отношении Ахмадеевой Г.Г. установлено не было. Как следует из материалов дела, вознаграждение Ахмадеевой Г.Г. по договору ГПХ составляло от 20 до 22 тыс. руб. в месяц.

По решению КС РФ дело Ахмадеевой Г.Г. было направлено на пересмотр. В итоге Арбитражный суд Свердловской области отказал в привлечении бухгалтера к субсидиарной ответственности (определение от 16.04.2021 по делу № А60-59392/2016).

Одним из основных доводов защиты было то, что Ахмадееву Г.Г. нельзя признать контролирующим должника лицом, так как она не принимала участия в управлении компанией. В частности, всю бухгалтерскую и налоговую отчетность подписывал директор. Бухгалтер в соответствии с договором, только вела учёт и готовила отчётность. В принятии управленческих решений, в т.ч. о переходе на режим ЕНВД, она не участвовала, и доказательств обратного налоговики не представили.

Субсидиарная ответственность без банкротства

Главбух может пострадать и при работе в действующей организации. Например, банки при выдаче кредитов часто требуют поручительства первых лиц компании. Чаще всего речь идет о собственниках и директоре, но иногда кредитная организация запрашивает и поручительство главбуха. Если затем компания не сможет рассчитаться по кредиту, то главбуху придётся вместе с остальными руководителями гасить задолженность перед банком.

Также кредиторы могут взыскать долги с ответственных лиц брошенной компании. Речь идет о ситуации, когда юридическое лицо не сдавало отчетность и не проводило операций по счетам более года. Налоговики могут самостоятельно исключить такую организацию из ЕГРЮЛ (ст. 21.1 закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ).

Если после принудительной ликвидации компании останутся незакрытые долги, кредиторы могут в течение трёх лет взыскать их через суд с виновных лиц (п. 3.1 ст. 3 закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ). Конечно, и здесь в первую очередь под ударом окажутся собственники и директор. Но может пострадать и главбух, например, если он входил в совет директоров, либо если будет доказано, что он фактически принимал участие в управлении компанией.

Что делать, если привлекают к субсидиарной ответственности?

1) отсутствие своей вины в причиненных убытках;

2) добросовестность и разумность в принятии управленческих решений;

3) отсутствие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующего лица и убытками компании, либо желание предотвратить вред большего масштаба.

Как правило в качестве документальных доказательств контролирующие лица предоставляют отчеты аудиторов, независимых оценочных организаций, документы подтверждающие факты хозяйственных операций и т.п.

Например, руководитель может доказать, что возникновение признаков неплатежеспособности в компании еще не является свидетельством его объективного банкротства и он пытался преодолеть возникшие обстоятельства в разумный срок, приложил для этого все необходимые усилия. В качестве документальных доказательств можно предоставить план финансового оздоровления компании, утвержденный, например, на внеочередном общем собрании участников общества.

В декабре 2017 вышли очень подробные разъяснения Пленума Верховного Суда о том как на практике должны применяться внесённые Законом №488-ФЗ изменения в правовом регулировании ответственности за банкротство юридического лица (Постановление от 21.12.2017 Пленума Верховного Суда РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). В данных разъяснениях также описаны ситуации, в которых контролирующее лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности. Например, если действия (бездействие) контролирующего должника лица, повлекшие негативные последствия для должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов кредитора, то в этом случае субсидиарная ответственность на контролирующее лицо не возлагается.

Вам надо по-другому работать с наличкой. Кого прижмут налоговики и банки? Забирайте запись, пожалуй, лучшего вебинара «Клерка»: «Как теперь будут контролировать наличку. 115-ФЗ в 2021 году ».

Только до завтра можно забрать запись со скидкой 20%. Программу вебинара смотрите здесь

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector