Ano-ds74.ru

Журнал ДС-74
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шесть грустных историй, как опека забирает детей из семей по спорным основаниям

Шесть грустных историй, как опека забирает детей из семей по спорным основаниям

В России готовится реформа органов опеки и попечительства. Министерство просвещения РФ уже создало рабочую группу для ее разработки. Причины такого шага в министерстве пока не объяснили, но летом этого года в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому органы опеки смогут изымать детей из семей только через суд (исключение — если ребенку грозит смерть в ближайшее время). Вопросы к тому, как легко опека забирает детей у родителей по формальным поводам (например, из-за отсутствия ремонта или определенных продуктов в холодильнике), у юристов и общественников есть уже несколько лет. Znak.com собрал громкие истории о том, как соцслужбы забирали детей и передавали их в приюты, где им было еще хуже.

Как забирают детей в ответ на просьбу о помощи

Часто возникают случаи, когда власти изымают детей из семьи в ответ на обращение родителей за помощью к официальным органам власти. Юрист Фонда Ройзмана Александр Шумилов рассказал Znak.com подобную историю, которая произошла в Екатеринбурге с матерью двух детей — мальчика и девочки, бывшей наркоманкой, которая уже давно не употребляет запрещенные вещества.

«Ей было тяжело содержать детей, она обратилась в органы опеки за помощью. Опека пришла с проверкой, увидела, что в квартире нет ремонта, и вместо помощи изъяла детей, а затем через суд ограничила ее в родительских правах», — рассказал юрист.

Кадр из видео в Оренбургской области, где у матери из рук вырвали плачущего ребенкаКадр из видео в Оренбургской области, где у матери из рук вырвали плачущего ребенка

В мае этого года сразу четырех детей изъяли из многодетной семьи Алены Лихтенвальд и Николая Саморока в поселке Тюльпанный в Оренбургской области.

В СМИ попало видео, как сотрудники опеки буквально вырывают плачущего ребенка из рук матери, после чего заковывают женщину в наручники.

Как пишет местное издание «Оренбург.Медиа», опека пришла в дом после того, как родители обратились к властям за помощью из-за того, что их дом находится в аварийном состоянии и семья там долгое время не жила. Тем не менее надзорные органы решили, что детей надо изъять из-за «опасных условий проживания». Никакого решения суда при этом не было.

Скандал вышел на федеральный уровень. После этого СК возбудил уголовное дело по статье «Халатность» на сотрудников органов опеки, вице-губернатору региона Татьяне Савиновой и начальнику областного УМВД Алексею Камфу внесла представление прокуратура, а детей вернули в семью, признал их изъятие незаконным.

Шлепки и ремень

При этом в центрах социальной помощи для детей бывают далеко не благоприятные условия. Так получилось с детьми еще одной женщины из Екатеринбурга, которая обратилась в Фонд Ройзмана. У нее есть дочь от первого брака и сын со вторым мужем, который усыновил старшую девочку. «Семья нормально обеспечена. Но однажды девочка украла деньги у отчима. Он ее сначала предупредил, а на второй раз дал ремня. Девочка пожаловалась деду, дед написал заявление, и органы опеки изъяли обоих детей», — говорит Шумилов.

Через суд опека ограничила обоих родителей в родительских правах, отца — за то, что избил ребенка, мать — за то, что она его покрывала. Сейчас юрист готовит документы, чтобы вернуть детей в семью.

Все это время дети находятся в центре социальной помощи. Им там плохо. Мальчик, по словам Шумилова, сбегал из приюта, потому что другие дети «заставляли его пить мочу». Из-за этого родители написали заявление в отдел по делам несовершеннолетних.

Похожая история произошла в Красноярском крае, где у жителя поселка Козулька Федора Каныгина изъяли семерых детей из-за того, что он ударил по ягодицам одну из маленьких дочерей, сломавшую кровать. Теперь все дети раскиданы по разным семьям. Во время опроса детей в полиции они говорили, что хотят домой.

«Расхождение интересов в воспитании»

Одна из самых скандальных историй с изъятием детей опекой — история Юлии Савиновских (теперь называет себя Френсис). В 2017 году Юлия еще была женщиной, жила в Екатеринбурге и воспитывала с мужем трех родных детей и двух приемных. В начале 2017 года Юлии удалили грудь седьмого размера. Во время подготовки к операции она завела блог от имени выдуманного трансгендера, который хочет изменить пол. В нем она описывала, что приходится переживать человеку, решившемуся на смену пола.

Опека Орджоникидзевского района Екатеринбурга изъяла из семьи приемных сыновей и разорвала с женщиной договор опеки. В суде чиновники представили документы, в которых была указана размытая причина изъятия детей — «расхождение интересов в воспитании детей с личными интересами опекуна», о блоге в официальном заявлении сказано не было.

Юлия Савиновских (теперь – Френсис) так и не смогла вернуть детей, ей пришлось покинуть странуЮлия Савиновских (теперь — Френсис) так и не смогла вернуть детей, ей пришлось покинуть страну Яромир Романов / Znak.com

Суд лишил опеки над детьми жительницу Екатеринбурга, удалившую себе грудь

По словам Савиновских, во время визитов представителей опеки к ним в квартиру чиновницы интересовались, чем родители кормят детей, и были возмущены отсутствием определенных продуктов в холодильнике, хотя он был полон.

Юлии так и не удалось вернуть детей через суды, она забрала родных детей и мигрировала в Испанию, где стала мужчиной.

Фотографии мальчиков после изъятия из семьи Савиновских снова выложены на сайте «Усыновление в России». У детей — сложные и страшные диагнозы, вряд ли кто-то решился усыновить их.

Приемная семья вместо родной бабушки

Жительнице Москвы Алле Гранальской не дали забрать на воспитание трех внуков после того, как умерла их мама, а отец из-за бюрократических причин не мог оформить детей на себя (он не вписан в их свидетельство о рождении). Как рассказывает «Коммерсант», детей под временную опеку взял дядя умершей матери, но через три месяца он попросил освободить его от этих обязанностей.

В некоторых случаях суд считает, что детям лучше в чужих семьях, чем с родной бабушкойВ некоторых случаях суд считает, что детям лучше в чужих семьях, чем с родной бабушкой Яромир Романов / Znak.com

Детей забрали в приют. Бабушке не разрешили оформить временное опекунство, а пока она готовилась к процедуре усыновления, детей забрала приемная семья из Ростова-на-Дону. «Детей отдали в другую семью 22 февраля 2019 года, а школу приемных родителей я окончила 7 марта», — рассказала Алла Гранальская.

Бабушка до сих пор не может получить опеку над внуками, за которую она бьется с фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам». В октябре этого года суд не разрешил ей увидеться с детьми, несмотря на то, что ДНК-экспертиза подтвердила ее родство с детьми. Новые родители уверяют суд, что дети сами не хотят встречаться с бабушкой, которая растила их шесть лет. Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская считает такое решение суда «абсолютно нечеловеческим».

Страшные исключения

По словам юриста Александра Шумилова, из любого правила есть исключения. По его мнению, есть случаи, когда опека действительно должна изымать детей из семей, в которых им находиться просто опасно.

«У меня был случай в Нижнем Тагиле. Семья: мать, которой 50 лет, и дочь, которой 30 лет. У них одновременно родились девочки. Когда детям было 5 и 6 лет, выяснилось, что их сосед — дед — заставлял девочек заниматься с ним оральным сексом, а матери заставляли их молчать об этом.

Опека вышла с иском о лишении обеих родительских прав. Я хоть и представлял в суде интересы девочек, но был полностью на стороне опеки», — говорит юрист.

В Госдуме сейчас находится законопроект депутата Павла Крашенинникова и сенатора Андрея Клишаса об ограничении изъятия детей из семьи, который запрещает забирать детей у родителей до решения суда. Исключение — непосредственная угроза жизни или здоровью ребенка, например, истощение ребенка или непредоставление ему воды и его смерть может наступить в течение нескольких часов.

Такая история произошла в Карпинске, где мать полгода держала свою новорожденную дочь в шкафу. Когда девочку случайно обнаружили подруги женщины, ребенок был в крайней степени истощения, девочку срочно забрали органы опеки и передали врачам.

Читать еще:  Как перевести ребенка в другой детский сад? 3 Шага!

«Законопроект предусматривает существенное ограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительства самостоятельно, по их усмотрению, без учета мнения родителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованных лиц», — говорят в Госдуме.

«Ребенок в опасности»: почему меняют процесс изъятия детей из семьи

Законопроект, ограничивающий внесудебный порядок изъятия детей из семьи, внесен в Госдуму. Он призван изменить процесс изъятия детей из неблагополучных семей так, чтобы он соответствовал новым поправкам в Конституцию о защите семьи и создании достойных условий для воспитания детей.

Если нововведение вступит в силу, то органы опеки или правоохранители, получившие информацию об угрозе жизни ребенку, больше не смогут сразу отобрать ребенка у родителей — им придется подавать заявление об изъятии ребенка из семьи в районный суд по месту его проживания.

В проекте предусматриваются и «исключительные случаи»: если сотрудники опеки и полиции, прибывшие к недобросовестным родителям, видят, что «в течение нескольких часов может наступить смерть ребенка», то они вправе забрать его сразу, составив акт с объяснением причин.

Этот пункт законопроекта удивил общественников, которые давно пытаются поменять механизм изъятия детей в России. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отметила в разговоре с «Газетой.Ru», что спрогнозировать гибель ребенка невозможно.

«Я даже не понимаю, о чем идет речь. То есть приходят опека, полиция, и им нужно прямо сейчас понять, что ребенок может умереть через два часа, если они его не заберут.

А если ребенок жалуется на сексуальное насилие? Изнасилование — это же не угроза жизни. Что мы скажем ребенку? «Ну дружок, оставайся здесь, раз ты выживешь и эта ситуация тебя не убьет. Пусть понасилуют еще какое-то время»,

— возмутилась глава фонда.

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения РФ Наталья Городиская также считает, что сами органы опеки будут вынуждены трактовать по-разному понятие «исключительные случаи».

«А что такое опасность, представляющая угрозу жизни: пустой холодильник или отец, который насилует своих детей? Как можно обнаружить, что смерть наступит в течение нескольких часов? Например, опека среагирует на жалобу, придет и увидит, что с детьми просто сидит пьяная мать — значит, можно в суд. А через три часа вернется отец и начнет махать ножом. Надо уточнять, что подразумевается под угрозой жизни», — подчеркнула эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

Автор законопроекта и полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном суде Андрей Клишас пояснил «Газете.Ru», что чиновникам еще предстоит установить критерии, согласно которым на практике органы опеки и правоохранители будут определять, что случай является «исключительным».

«Закрепление четких критериев позволит ограничить свободу усмотрения органов опеки и попечительства при установлении оснований для отобрания ребенка», — заявил сенатор.

«А если бьет до полусмерти»

Авторы пообещали в тексте законопроекта, что заявления об изъятия ребенка из семьи будут рассматриваться судом в течение 24 часов с момента поступления.

Само заседание будет проходить в закрытом режиме — на нем, согласно документу, обязательно должны присутствовать органы опеки и попечительства, прокурор и родители (или один из них). В необходимых случаях могут быть и другие заинтересованные лица, а также сам несовершеннолетний, которого хотят изъять, если его участие возможно.

По мнению главы Совета приемных семей Натальи Городиской, судебный процесс, который обещают провести в течение 24 часов, в итоге может затянуться, что ставит под угрозу жизни детей.

«Если затягивать будут этот суд или оформление документов, а ребенок в этот момент находится в серьезной опасности, то есть риски. А что если ребенок оставлен без еды или есть в семье человек, который бьет до полусмерти, но его органы опеки не застали, когда приходили?» — сказала собеседница «Газеты.Ru».

Тем не менее второй автор законопроекта, председатель комитета по государственному строительству и законодательству Госдумы РФ Павел Крашенинников, назвал срок в 24 часа «максимально коротким», передавал ТАСС.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» также удивилась, что российский суд способен решить такое дело за 24 часа — как пояснила Альшанская, ранее она тоже выступала с идеей о судебном изъятии, но предлагала рассматривать такие заявления за 48 часов.

«Если суд справится с этим за 24 часа, то я только за. Правильно, что на заседании будут присутствовать родители. Хотя в законопроекте ничего не написано про адвокатов — они должны помочь родителям высказать свою позицию», — подчеркнула специалист.

Сенатор Клишас уточнил в разговоре с «Газетой.Ru», что на заседании может присутствовать адвокат, но не пояснил, указан ли он в законопроекте как «заинтересованное лицо» или просто не упомянут. «Да, адвокаты могут участвовать в рассмотрении данных дел в общем порядке», — сообщил он.

«Изъятия маскируются»

Неизменным в данном процессе осталось то, что после заседания, на котором изъятие несовершеннолетнего было одобрено, органы опеки должны в течение семи дней с момента изъятия обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав, либо с иском об отмене усыновления.

Эксперты уверены: оставив этот пункт, чиновники никак не решили проблему безосновательного отбирания детей органами опеки. Именно из-за него число произвольных изъятий не изменится — органы опеки и полиция лишь станут их маскировать.

«Невозможно собрать за семь дней такие документы, потому что нельзя за это время глубоко изучить ситуацию в семье. В итоге проблема, которая имеется в текущем законодательстве, остается. Это приводит к тому, что большая часть отобраний маскируется — их нет в статистике.

Они маскируются под добровольные заявления родителей — органы отбирают, а родителей заставляют подписать соответствующие бумаги. Либо это делается под видом акта о выявлении безнадзорного ребенка, хотя ребенок находился дома с родителями. И та, и другая практика существует именно из-за того, что для опеки сложно собрать документы за семь дней»,

Кроме того, по словам общественницы, в процессе изъятия вообще не нужен пункт о моментальной подаче заявления на лишение или ограничение прав: в некоторых случаях органы опеки могут обеспечить временное устройство ребенку, а родителю — дать время на исправление.

«У нас однонаправленная история: если мы отобрали ребенка, то все — лишаем вас прав. Решение должно быть индивидуально в каждом случае. Если родитель, например, находился в состоянии наркотического опьянения — во-первых, это может быть разовая ситуация, и из-за угрозы изъятия ребенка человек перестанет так поступать. Во-вторых, с этим родителем можно работать на реабилитацию», — отметила президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения также назвала лишение родительский прав крайней мерой. «С семьей нужно работать на восстановление. Государство должно оказать любую помощь, которая поспособствовала бы воссоединению семьи. Нет ничего хуже, чем дети, оставленные родителями. Нужны меры профилактики, центры помощи, кризисные центры», — сообщила Городиская «Газете.Ru».

«Произвол со стороны сотрудников опеки»

Тем не менее автор законопроекта Андрей Клишас выразил уверенность, что нововведение позволит обеспечить «защиту прав ребенка и интересов семьи».

«Суд сможет принять взвешенное решение, обеспечив соблюдения прав детей и интересов семьи. Предлагается исходить, прежде всего, из интересов семьи, родительского воспитания при соблюдении прав детей. Вносимые законопроектом изменения направлены на создание условий для максимально эффективной охраны прав и интересов ребенка, на защиту его права воспитываться в своей семье», — заявил сенатор.

Депутат Крашенинников также считает, что вступление в силу предложенного проекта сократит количество «произвольных вмешательств органов опеки в дела семьи».

«В качестве оснований изъятия детей зачастую называют нехватку игрушек у ребенка, громкий плач малыша, ненадлежащее состояние или отсутствие отдельной комнаты у ребенка, отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов питания, наличие синяков на теле ребенка, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой»,

— напомнил он, уточнив, что все это не имеет под собой реальной угрозы жизни ребенку, передавал ТАСС.

Несмотря на все недочеты законопроекта эксперты согласны, что судебное изъятие — это шаг к тому, чтобы обеспечить безопасность детей и семьи в целом.

Читать еще:  Какие документы проверяет трудовая инспекция?

«Мы знаем про случаи, когда детей отбирают, и это действительно произвол со стороны сотрудников опеки. Я положительно отношусь к тому, что к данному решению предлагается привлекать суд, потому что тогда отобрание будет ответственностью не только органов опеки. Они же у нас во всем всегда виноваты: не изъял — ребенок пострадает, изъял — плохо», — отметила глава Совета приемных семей.

В фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» выразили надежду, что чиновники разрешат экспертам внести свои коррективы в проект, чтобы он решал абсолютно все проблемы изъятия ребенка. «Конечно, отрадно, что это наконец было сдвинуто с места. Надеюсь, что будет какое-то обсуждение, чтобы мы смогли снять все зоны риска и чтобы законодательство поменялось не формально: не семь дней на подачу заявления, а персональная оценка ситуации, работа с семьей», — заключила Альшанская.

Новая "Надежда"

В Воркуте из 60 тысяч жителей около 10 тысяч детей. В единственном городском детском доме №18 сегодня 37 воспитанников – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Еще 15 находятся в социальном приюте "Надежда", здесь же живут теперь и младшие Ушаковы.

"Надежда" – это временный центр для несовершеннолетних из неблагополучных семей Воркуты. Здесь их держат от недели до полугода, пока органы опеки решают, вернуть ли их в старую семью или направить в детский дом. В феврале 2021 года приют праздновал новоселье: переехали из аварийного помещения в двухэтажное здание с колоннами. Власти объявили, что новый дом для детишек отремонтирован, но не полностью. Выделенных 5,5 млн рублей не хватило, чтобы доделать крышу и окна.

– Там протекает крыша и нет вентиляции. Его хотят закрыть на время ремонта и детей до августа вывезти в другие города: Инта, Печора, Ухта. И естественно, пошел резонанс. Детей нельзя вывозить из города, потому что мамки их вообще не смогут забрать. Если успевают подать на лишение прав, то детей обратно не возвращают, поэтому опасная ситуация. Они все малоимущие, у них нет денег ездить в другие города. Я направила вопрос в администрацию, неужели некуда деть в городе несколько десятков детей?! – рассказала Наталья Пикина.

Ирина Ушакова не представляет, как быть, если ее детей отправят, например, в Печору, куда от Воркуты ехать десять часов на поезде с пересадкой.

Александр Гезалов

– Это абсолютное нарушение прав и детей, и матери, потому что за время своей реабилитации она просто обязана видеться со своими детьми. Если детей увозят и отправляют куда-то, это лишь ухудшает процент социализации, потому что дети являются главными мотиваторами улучшения качества жизни данной семьи, – считает руководитель московской некоммерческой организации "Наставнический центр" Александр Гезалов.

Законопроект об ограничении изъятия детей из семьи: как он будет работать

семья защита дети

В начале июля в Государственную Думу был внесен пакет поправок, которые призваны ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи. Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье. Сейчас над законопроектом работает профильный Комитет по государственному строительству и законодательству, рассмотреть его предполагается в осеннюю сессию.

В адрес редакции официального сайта ГД и социальных сетей поступают многочисленные вопросы с просьбой разъяснить положения законопроекта. Вместе с пресс-службой профильного комитета отвечаем на наиболее частые из них.

Угроза ребенку — что это значит и кто будет определять ее наличие?

Законопроект разработан в целях защиты семьи, создания условий для достойного воспитания детей в семье. Новые нормы направлены на ограничение внесудебного порядка отобрания детей из семьи.

Предлагается передать вопрос отобрания ребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенции органов опеки и попечительства в компетенцию суда.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которых находится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни и здоровью. То есть – о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда его физическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится. Речь, в частности, идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическим потребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья. Например, высокая степень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течение длительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либо оставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степень опасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

Смотрите также

Отбирать детей из семьи во внесудебном порядке будет сложнее

Вячеслав Володин: наша задача — обеспечить благополучие детей и создать условия для их достойного воспитания в семье

По законопроекту орган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства. И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать все необходимые доказательства в суд. Суд в заседании с участием прокурора, родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологов и т. п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахождения ребенка в данном месте. Здесь важен индивидуальный подход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации.

Отметим, что сейчас вопрос об отобрании ребенка из семьи относится к компетенции органов опеки. Основанием для этого нередко является отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов питания в холодильнике, нехватка игрушек у ребенка, отсутствие отдельной комнаты, громкий плач малыша, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, наличие синяков на теле ребенка и т. п. Немало примеров того, когда малообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса, которая позволяет этим органам немедленно изъять ребенка из семьи. Решение принимается ими самостоятельно. А родственники потом могут оспаривать действия органов опеки в суде.

Кто и по каким признакам будет решать, что есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов?

Напомним, что основания часть норм законопроекта посвящена судебной процедуре отобрания ребенка. В основе этих норм заложена идея – спасти ребенка. Меры по немедленному внесудебному отобранию носят чрезвычайный характер. Их применение возможно только в исключительных случаях, не терпящих отлагательств.

Если смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвести отобрание. То есть процедура будет коллегиальной — помимо органа опеки будет присутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.

В настоящее время вопросы немедленного отобрания ребенка решаются индивидуально органом опеки. Прокурор при этом лишь уведомляется об отобрании. Он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок. К сожалению, при такой процедуре случается, что изъятие ребенка не имеет под собой оснований реальной угрозы его жизни или здоровью, или более того, связаны с нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям, нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации.

Риск смерти в течение нескольких часов — это сколько? Если есть риск смерти в течение нескольких дней — от недоедания, например — это подпадает под «несколько часов»?

Законопроектом предполагается оперативная оценка ситуации, которая сложилась в каждой конкретной семье. Здесь важен индивидуальный подход и изучение совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации. Например, серьезное физическое истощение малолетнего ребенка в течение длительного времени находящегося без присмотра. Конечно, сам по себе факт отсутствия продуктов в холодильнике не может быть таким обстоятельством, он должен быть оценен в совокупности с другими фактами.

Как родителям успеть подготовиться к суду, если его проводят в течение 24 часов? Как успеть найти подходящего адвоката за это время?

Читать еще:  Выселение из жилого помещения без предоставления другого жилья

Прежде всего, надо понимать, что речь идет о жизни ребенка. Степень социальной опасности ситуации высока. Поэтому предлагаются такие сроки.

Заявление об отобрании ребенка рассматривается в судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства, прокурора, родителей, других заинтересованных лиц (психолога, педагога и др.) и самого ребенка.

При этом в суде будет решен вопрос не об ограничении родительских прав и всеми вытекающими из этого последствиями, а только вопрос факта – может ли ребенок в сложившейся ситуации безопасно находиться дома. Лишение или ограничение родительских прав – это другой вопрос, который будет рассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Родители вправе нанять адвоката. В этом им может быть оказана необходимая помощь. Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе – немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда.

К примеру, сокращенные сроки процессуальных действий также предусмотрены в уголовном процессе — в отношении подозреваемого, задержанного при наличии явных следов совершения преступления.

Почему суд закрытый?

Разбирательство в закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например, сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка.

Если бы заседание было публичным, то в зале могли бы присутствовать посторонние лица, т. е. публика или СМИ. А это может негативно сказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так была травмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечь разглашение информации о частной жизни.

Как можно будет оспорить решение суда?

Решения могут быть обжалованы в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядке надзора. Так, например, в соответствии со ст. 320.1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа. Жалоба подается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции.

Поскольку судебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспорить решение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом, вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

Правда ли, что законопроект сделает возможным срочное изъятие детей из семьи по любым причинам?

Нет, наоборот, законопроект предусматривает существенное ограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки. В суде должны быть представлены и исследованы все доказательства и обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительства самостоятельно, по их усмотрению, без учета мнения родителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованных лиц.

Если заглянуть в отечественную историю, в семейном законодательстве СССР (Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года, Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года) была установлена именно судебная процедура отобрания детей, независимо от лишения родительских прав – в случае, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях — при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка — орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленном отобрании ребенка, лишь уведомив прокурора, и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав.

Похожую процедуру предлагается закрепить сейчас, но еще больше ограничив усмотрение опеки. Указывается, что немедленное отобрание ребенка органами опеки может производиться только при участии прокурора и органа внутренних дел — при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов. То есть когда промедление может привести к неминуемой гибели ребенка.

Как будут наказывать чиновников из органов опеки, превышающих свои полномочия?

Предлагаемые нормы уменьшают возможные «превышения» и злоупотребления полномочиями. Нормы направлены на защиту прав ребенка. Если все‑таки чиновники нарушают закон, то на них распространяются все общие меры ответственности, предусмотренные законодательством. Они должны будут возместить вред, причиненный незаконными действиями, т. е. к ним будут применены меры гражданско-правовой ответственности. Также дисциплинарная ответственность – вплоть до увольнения. Возможна и уголовная ответственность – за халатность в соответствии со ст. 293 УК РФ. Если же в результате незаконных действий органов опеки ребенок погибнет, то наказание — лишение свободы до пяти лет.

Как лишают родительских прав?

Лишение родительских прав происходит в судебном порядке. Перечень лиц, имеющих право обратиться в суд с таким требованием, является закрытым. К ним относятся второй родитель ребенка (или лицо, его заменяющее), прокурор или органы, охраняющие права несовершеннолетних: органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.

Ребенок, даже достигший возраста 14 лет, не может самостоятельно подать в суд исковое заявление о лишении родителей или одного из них родительских прав. Однако он может обратиться в органы опеки и попечительства с просьбой выступить в защиту его прав и законных интересов.

Что происходит после отобрания

Если ребенка отобрали на основании акта, в дальнейшем его помещают в центр содержания несовершеннолетних на временной основе. Но чаще всего находят временного опекуна, который будет готов забрать его себе. Преимуществом пользуются близкие родственники ребенка: его отдадут туда под опеку более охотно.

Если установлена опека родственником или третьим лицом, ответственность за ребенка несет опекун. Если же он не найден, за несовершеннолетнего отвечает ООиП.

После изъятия и помещения ребенка под опеку или в спецучреждение в течение 7 дней ООиП должен представить документы в суд для лишения или ограничения родительских прав. Ответчиком выступает один или оба родителя в зависимости от ситуации.

Важно! Ограничение прав возможно сроком до 6 месяцев. Если обстоятельство, при котором родитель был ограничен в правах, не устранено, суд будет рассматривать вопрос о лишении. Если причина устранена, ребенка вернуть в семью.

При лишении последствия куда более печальные. Восстановиться в правах будет сложнее. Кроме того, лишение не освобождает от алиментных обязательств. Не получится вступить в наследство в случае смерти ребенка, и сразу после вступления решения суда в силу родитель теряет право воспитывать его и общаться с ним. Ребенок же никаких прав не теряет: он сможет получать содержание от родителей, вступить в наследство, а также жить на жилплощади, принадлежащей им на правах собственности.

Последствия

Когда уполномоченные представители опекунского органа несовершеннолетнего гражданина изымают у родителей, то в течение недели они направляют соответствующее уведомление в судебную инстанцию. В поданном судебном заявлении государственные опекунские работники указывают прошение о лишении родительских прав, ссылаясь на имеющиеся законные доказательства. В случае, когда глава судебной инстанции не удовлетворяет поданное прошение органов опеки и попечительства, то ребенка направляют обратно в семью.

Если после изъятия ребенка из семьи, судья принимает решение о лишении родительских прав, то малыш остается проживать в специализированном государственном учреждении. Однако такая применяемая мера, как лишение родительских прав, не носит постоянный характер. Если родители «исправятся» и предоставят уполномоченной инстанции доказательства, что готовы вновь содержать и воспитывать дитя, то их права могут вернуть. Но согласно закону, они будут находится под пристальным наблюдением со стороны органов опеки и попечительства.

Законом установлено, что отец (мать), лишенный родительских прав, не освобождается от уплаты алиментов на дитя. Но ребенок, будучи совершеннолетним и дееспособным, не обязан оказывать финансовую помощь престарелому родителю, который был лишен родительских прав и не восстановлен в них.

Восстановить права отца и матери на воспитание и содержание несовершеннолетнего возможно, пока ему не исполнится 18 лет. Если малыша усыновили уже, то вернуть ребенка обратно возможно только через судебные разбирательства.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector